Немецкие ковры XII века

Обозначение ковра (покрывала, скатерти) в греческом языке — tapes и в латыни — tapetum дало название изделиям художественного текстиля в западноевропейских языках: французское tapisserie, английское tapestry, немецкое Bildteppich. Однако в русском языке такого единства нет. Здесь равноправно существуют два термина: “шпалера” и “гобелен”. Но если в бытовом употреблении эти термины никак не различаются, то искусствоведение их строго различает. Слово шпалера пришло в русский язык из немецкого и итальянского в самом начале XVIII века и, прежде всего, обозначало всевозможные выстроенные ряды (войск, деревьев, кустарников). И лишь позже название шпалера стали применять к рядам тканых ковров на стенах дворцов. Сегодня в искусствоведении термином шпалера обозначают все многообразие тканых безворсовых ковров с рисунком или с орнаментом.

Гобеленами же первоначально называли изделия знаменитой, основанной в XVII веке, мануфактуры Гобеленов в Париже. Продукция этой мануфактуры очень скоро стала столь популярной в Европе, что некоторое время термином гобелен обозначали все изделия, выполненные в технике шпалерного ткачества.

В Западную Европу художественное ткачество пришло с Востока через мавританскую Испанию. Особенно бурно обмен ремеслами между Западом и Востоком происходил в XI-XII веках во время крестовых походов. В Европе родиной шпалеры суждено было стать Германии. Здесь в холодном, а подчас и влажном, климате практически не использовали фресковую живопись. Зато покрывать стены коврами было выгодно. Здесь шпалера, отчасти заимствуя сюжеты и художественные приемы от стенописи, и начала развиваться как “шерстяная фреска”.

Подробнее »

Рубрика: Текстиль

Tags: ,

Гобелен – 20-21 век

Упадок гобеленового производства в XIX веке был вызван различными хозяй­ственными и политическими причинами. Богатых заказчиков не стало, а дворянство с его дворцами и замками больше не нуждалось в столь монументальных текстильных декора­циях. Несмотря на это, уже в середине XIX века, особенно во Франции, активно проя­вляется стремление возродить искусство кар­тинного тканья. Мечтали прежде всего о ренессансных ковровых вышивках, хотя в твор­честве нового времени находил себе непрерывное продолжение копирующий стиль XVIII века. В начале XX века в Обюссоне создаются точные реплики картин Руо, Ма­тисса, Пикассо и других современных живо­писцев, и только с приходом Люрса возникает новый гобеленовый стиль, который, отличаясь плоскостной композицией, ску­достью красок и простой техникой, берет в этом уроки у средневекового гобелена. Мануфактурное производство скоро возрож­дается и в других странах Европы, хотя надо заметить, что все большим вниманием поль­зуется сегодня гобелен, вытканный самим художником, а его реализация не нуждается ни в посредстве картона, ни в ткаче.

Если французские художники хранят имен­но классическую традицию (Жорж Адам, М. Матего, Ж. Пикар-Леду и др.), то с новыми тенденциями мы встречаемся в тех странах, где эта традиция отсутствует — в Польше (М. Абаканович, Овидзка, А. Следзевска), в Чехословакии (А. Кибал, Воганка, Б. Мразек) и в Канаде (К. Садовска). Эти художники часто работают с нетрадиционным материалом (лен, грубая шерсть, пенька), сознательно на­рушают чистоту технических приемов вязкой узлов, вышивкой, неравномерным тканьем и применяют новые форматы. Они таким образом полностью отходят от мануфактурного производства, придавая осо­бое значение собственной творческой работе, на этот раз непосредственно на ткальном станке.

Подробнее »

Рубрика: Текстиль

Tags:

Гобелен – Европа

Гобелен – ЕвропаИнтерес к гобеленам проснулся здесь к концу XVII века — высшее дворянст­во, по примеру французского и итальянского, убирало ими свои дворцы. Однако удовле­творялся этот повышенный спрос преиму­щественно французскими и бельгийскими из­делиями — через посредство агентов и круп­ных торговых домов. Хлопоты же об учреж­дении собственных мастерских и тут были под­держаны новой волной нидерландских и фран­цузских переселенцев, которые именно после упразднения Нантского эдикта в 1689 году вынуждены были покидать свою родину.

В Берлине первом возникла мастерская, осно­ватель которой Пьер Мерсье прибыл из Обюссона. Отсюда происходят «Подвиги Великого Курфюрста» по проекту нидерландца Лангефелда. В 1714 году Мерсье переселяется в Дрезден. В 1699 года при прусском дворе действовал другой француз из Обюссова, Жан Баррабанд, который руководил мануфактурой до своей смерти в 1725 году. Им создавались повторения образцов Берена, включая ковры «Гротески» и целые серии, предназначенные для обивки помещений. Под заведованием Шарля де Виня а его преемников также пре­обладали копии, на сей раз гобеленов из Вове. В Дрезден, на основанную в 1714 году Авгус­том Сильным мануфактуру поступил Мерсье, а после его смерти снова француз, Жак Нермо. В Вюрцбурге во время строительства дворца функционировала мастерская с французскими служащими — Андре Пиро и Андре Тома. В Мюнхене мастерская возникла в 1718 году; она была основана Максимилианом-Эммаиуилом, а руководили ею французские гобеленщики, работавшие по картонаж придворного живописца Кристиана Винка в Иоганна Георга Винтера.

Подробнее »

Рубрика: Текстиль

Tags:

Гобелен – Фландрия

Первые же картоны Рубенса, поя­вившись в 1618 году, вызвали в брюссельскомгобеленовом производстве серьезные стили­стические изменения. Ранние работы такого рода созданы, вероятно, для генуэзской дворянской семьи Паллавичини («История консу­ла Деция Муса»). Как и большинство позднейших работ, исполненных по картонам Рубенса, они подписаны именами Жака Гебелса и Яна Раса.

Живописные особенности рубенсовской мане­ры воспроизводятся в гобеленах все более верно; смелое владение кистью, резко нало­женные тона, полутона, тени в выразительные блики в них сохранены. Только бордюры со­храняли свою мощную архитектурную компо­зицию с устойчивыми, частью витыми колон­нами, несущими богато профилированные кар­низы. Рольверки и орнаменты кнорпель, картуши, гирлянды плодов и поддерживаемые путти драпри служат дополнением к архитек­туре. Рубенс поставлял одни только беглые масляные эскизы, по которым вырабатывались целые серии гобеленов: «История Константина Великого» (12-частный цикл), «Жизнь Ахилла», «Триумф церкви и религии» и другие. Благодаря ученикам Рубенса — Юстусу ван Эгмонту, Яну Бонхорсту, Иордансу, Яну Снеллинку, Яну ван ден Хукке — его стиль скоро стал общим достоянием всех мастерских. На­следовал Рубенсу Давид Тенирс, действовав­ший в качестве придворного живописца с 1647 года.

В последней трети XVII века, наряду с оте­чественной фламандской школой, представ­ленной Рубенсом и Тенирсом, в Брюсселе дает себя знать влияние парижского коврового ис­кусства в стиле Лебрена и Миньяра, прежде всего его мифологических, аллегорических и исторических сюжетов (циклы с историями Цезаря, Клеопатры, Кира, Александра наряду с такими сценами, как «Апполон и музы», «Диана и ее нимфы» и т. д.). Наиболее дей­ственно фламандский стиль проявляет себя в картинах нравов, жанрах и пейзажах, равно как и в военных сценах. Целыми сериями вы­рабатываются картины современных сраже­ний, особенно по рисункам ван дёр Мейлсна, реализуясь главным образом в мастерских Иоссе де Воса и ван дёр Боргта. Рядом работа­ли семьи ван ден Хекке и Лейнирс. В середине XVIII века уже происходит медленный упадок стиля. Прежнего интереса к гобеленам обще­ство больше не питало, предпочитая с началом классицизма расписные и тисненые обои. Мно­гие заведения позакрывались, а после Семи­летней войны продолжал работать только дом Боргта, последний представитель которого, Жак ван дёр Боргт, умер в 1794 году.

Подробнее »

Рубрика: Текстиль

Tags:

Гобелен – Барокко

Гобелен – БароккоФранция.

Мануфактура королев­ской меблировки зародилась в 1662 году в ка­честве важной составной части кольберовской системы меркантилизма. В этой по государственному организованной мануфактуре был сконцентрирован ряд небольших мастерских, которые могли удовлетворять постоянно рас­тущий спрос на гобелены независимо от нидер­ландских заведений. Мануфактура объединя­ла не только ткачей, хотя они и составляли в ней самую значительную часть, но всех за­нятых в оборудовании французских дворцов столяров, серебряных дел мастеров, литейщи­ков бронзовых украшений и т. д. Помещалась мануфактура на ручье Бьерв в предместье Сен-Марсель, где с XV века занималась крашением семья Гобелен. Постройки были куплены ко­ролем, а фамилия Гобелена стала обозначением коврового производства. В самом начале дея­тельности первого предпринимателя Яна Янса здесь работало до 67-и готлиссных станков. Первым художественным руководителем был живописец и рисовальщик орнаментов Шарль Лебрен, который обладал крупным организа­торским талантом, создавая свои произведе­ния в духе барочного универсализма и рисуя, кроме картин, архитектурные эскизы наравне с проектами декоративного оформления вну­тренних помещений.

В это время понятие о гобелене в корне меня­ется. Картон становится принудительным об­разцом, по большей части законченным живо­писным произведением, предназначенным для точного репродуцирования. Стиль Лебрена отправлялся от итальянского ренессанса, от Рафаэля и Пьетро да Кортона, а в фигурных композициях — от Рубенса, причем в духе ба­рочных принципов над одним картоном рабо­тало чаще всего несколько мастеров, каждый со своей задачей. Гобелен становится неотъемлемой частью архитектуры, ее членением и дополнением. Больше не висящий свободно на стене, а крепко натянутый на подрамник, он, подобно обоям, заполняет намеченное за­ранее место. Не раз помещения таким образом полностью обивались, так что, кроме подлин­ных больших гобеленов, можно встретить ткальные наддверники, междуоконники и отдельные связующие вещи. Так как картоны надо было воспроизводить самым доскональнейшим образом, процесс тканья утончается, причем из материалов наиболее годились для этой цели тонкий шелк и золотые нити при максимальном увеличении числа цветовых тонов и оттенков.

Подробнее »

Рубрика: Текстиль

Tags:

Поздняя готика. Гобелен

Франция.

Во второй половине XV века, после окончания войны с Англией, основная линия французского ткачества внезапно теряется. Возникают, однако, новые центры — в Туре и Туренской провинции. Париж переживает новый рас­цвет только в середине XVI века. Для Тура типичны длинные ковровые дорса­лии для скамей хора с рядом разделенных на полосы изображений, очень близких по своему стилю к П. Гренье. Фигурные сцены переме­щаются, однако, в обстановку позднеготической архитектуры, со многими просветами на заднем плане и богатой цветочной декора­цией на переднем. Такие церковные ковры вырабатывались до середины XVI столетия. О генезисе типичных туренских ковров ходит привлекательная версия. Происхождение их цветочных отделок (называемых и à fleurette или de mille fleures, объясняется обычаем, который и по сей день употребителен в сель­ской Франции в связи с праздником Тела Христова. Улицы, по которым двигалась страстная процессия, украшались занавесками с наколотыми на них настоящими цветами, потому и на гобеленах черный фон оказывает­ся густо усеянным мелкими цветочками, но только плоско стилизованными. Эта цветоч­ная декорация выступает задним планом по отношению к таким сюжетам, как домашний концерт или сцены охоты высшего общества. Здесь же создается знаменитый ковровый цикл «Дама с единорогом» (музей Клюни), причем тонкого живописного интереса испол­нены как цветы, так и придворное одеяние с его забранными обильными складками узорчатыми тканями.

В областях по берегам Луары, в Феллетене и Обюссоне, производились грубоватые работы, в каковом случае тонкий цветочный узор постепенно огрублялся, пока окончательно не застыл в безжизненном схематичном орна­менте. В форме подушек и занавесок эти работы еще долго продолжали жить в народ­ном искусстве.

Подробнее »

Рубрика: Текстиль

Tags:

Страница 2 из 3123
Полезное в сети

© 2009-2016 | Дизайн и пошив штор - http://yx-design.ru

Яндекс.Метрика